14.07.2017 12:42
Всемилорстивейше жалую в вечное владение!

30 июня для Кубани — знаменательная дата. Она знаменует начало освоения казаками кубанских земель. 17 июня 1792 года Екатерина II подписала Жалованную грамоту войску Черноморскому на остров Фанагорию Таврической области. Земли «на вечное владение» переходили «со всеми угодьями, к нему принадлежащими, с представлением войсковому начальству внутренней расправы и обывателям свободной внутренней торговли, и вольной продажи вина на войсковых землях, и с пожалованием ему знамени и литавров, с приложением росписи ежегодному жалованью на войско Черноморское». Столь щедрый дар был оправдан тем, что преданные казаки Черноморского войска несли охрану кубанской земли на новых южных границах России.

 

В 1787-91 годах бывшие запорожские казаки, позже названные войском верных казаков черноморских, принимали участие в Русско-Турецкой войне в составе конного полка Захария Чепеги и пешего полка Сидора Белого. За героические деяния 14 января 1788 года Екатериной II было объявлено монаршее благоволение полковнику бывшего Запорожского войска Сидору Белому и прочим старшинам этого войска. И разрешено запорожцам, не перешедшим на Дунай, селиться на полуострове Тамань. Таким образом, Екатерина II поддержала просьбу войска о выделении ему земель на Тамани. 30 июня и 1 июля 1792 года войску черноморских казаков были жалованы Екатериной II две грамоты. «В изъявление особливых внимания и милости, за мужественные подвиги на суше и на водах и неустрашимую верность в течение благополучно оконченной войны с Портой Отоманской» им перешел остров Фанагория с землями, между Кубанью и Азовским морем лежащими. А еще войску пожаловали 2 серебряные литавры, 2 серебряные трубы и войсковое знамя «За веру и верность». И во исполнение августейшего повеления 25 августа гребная флотилия черноморских казаков под командованием войскового полковника Саввы Белого прибыла к берегам Тамани. Между тем, оставшиеся за Бугом казаки и их семейное население, в свою очередь, были подразделены на две части. Главная часть казаков с войсковым обозом выступила в путь в начале сентября под командой самого кошевого атамана Захария Алексеевича Чепеги. Войсковой судья Антон Андреевич Головатый с одним конным и одним пешим полками остался на месте, чтобы с началом весны следующего года проводить казачьи семьи с имуществом на новое местожительство. Через два месяца, в конце октября, Чепега с войском прибыл к пограничной реке будущего своего Отечества — Ея. Наконец, в следующем 1793 году все три части казаков прибыли на поселение и заняли край, позже названный Черноморией, по имени черноморских казаков, ранее звавшихся запорожскими. Свое новое имя войско получило за военные подвиги на Черном море в последнюю Турецкую войну.


 Заведующий домом-музеем им. В.Г.Короленко М.И.АЛЕКСЕЙ

 

Черноморские казаки получили около 3 млн. десятин земли, простиравшейся между реками Кубанью и Еей, морями Черным и Азовским и устьем Лабы. По свидетельству очевидцев тех лет и событий, «край представлял собою неначатый запас естественных богатств, которыми можно было пользоваться при помощи скромных затрат труда и капитала. Благоприятный климат, полноводные реки и плодородная земля сулили материальное довольство». Всего на Кубань переселилось 17 тысяч бывших запорожцев, составлявших тогда основу Черноморского войска. Весной 1793 года казаки принялись укреплять кордонами кубанскую границу и строить курени — станицы. Уклад своей прежней жизни в Запорожской Сечи они постарались перенести на новые земли. В центре куреня, как правило, располагался майдан (площадь), на котором собирались для решения общих дел. Здесь возводилась войсковая церковь, где по обычаю хранились казачьи регалии, полученные на поле честных заслуг государству и свидетельствовавшие о доблестной службе и храбрости их предков. Черноморцы даже внешне очень походили на своих предков-запорожцев: длинные опущенные усы, бритая голова, оселедец за ухом, рубаха, широкие шаровары, сапоги. Зимой носили шаровары, высокую меховую шапку с красным верхом, полушубок. Строевой конь вместе с оружием был главным богатством мужчины. Многие из войсковых казаков были искусными воинами, метко стреляли по цели с лошади на полном скаку и даже на слух в темноте.

 

 Казачьи курени на Черномории распределялись так, что наряду с освоением земель войско укрепляло российские границы по реке Кубани. Осенью 1793 года казаки заложили на берегу Кубани войсковой город Екатеринодар. Град стал военно-административным центром Черномории. Его возведение началось на территории Карасунского кута (район парка им. М. Горького и бывшей краевой больницы). Спустя год, в 1794-м, принят документ под названием «Порядок общей пользы», по которому в Черноморском войске утверждалось войсковое правительство, состоявшее из кошевого атамана, войскового судьи и писаря. Вся Черномория была разделена на пять округов: Екатеринодарский, Фанагорийский, Бейсугский, Ейский, Григорьевский, для управления которыми назначались полковники.

 

Переселение Черноморского казачьего войска на Кубань явилось крупнейшей операцией такого рода в истории России. Жалованная грамота Екатерины II даровала запорожцам земли между Черным и Азовским морями. Иными словами, документ закрепил право казаков владеть Кубанью, и позже его подтверждали грамотами Павел I, Александр I и Александр II, Николай I. В начале 90-х годов ХIХ века, по предложению историка Евгения Фелицына, к 100-летию переселения казаков на Кубань решено было воздвигнуть па- мятник Екатерине Великой. На старой, пожелтевшей фотографии памятника можно увидеть, как с карниза постамента ниспадает длинный свиток из металла с золотым екатерининским орлом и выпуклым шрифтом “Высочайшая грамота 30 июня 1792 года”. Князь Г.А. Потемкин-Таврический чуть придерживает ее и разворачивает в сторону последних старшин Запорожской Сечи и первых старшин Черноморского казачества - читающего грамоту войскового судьи Антона Головатого, слушающего кошевого атамана Сидора Белого и осеняющего себя крестом войскового есаула Захария Чепеги. Именно им, а в особенности Потемкину и Головатому, обязаны потомки казаков, нынешние кубанцы тем, что живут на благодатных землях Причерноморья. На самом деле, по свидетельству историка и краеведа Виталия Бондаря, грамота была выполнена просто – на листе белой рыхлой бумаги. На ней коричневыми чернилами написан текст, скрепленный красной сургучной печатью, безо всякой позолоты. Грамота царицы, привезенная Головатым из Петербурга, хранилась в Екатеринодаре сначала в войсковом казачьем штабе, затем в войсковом Александро-Невском соборе. А в дни праздников и торжеств, согласно церемониалам, выносилась на парады и молебны на площадях Екатеринодара…

 

Покинула пределы Екатеринодара эта реликвия в феврале 1918 года - во время отступления Белой армии. Вместе с другими святынями, она хранилась в доме атамана станицы Брюховецкой. А в 1919 году решено было отправить дарственную вместе с остальными сокровищами за границу из Новороссийска. Первый атаман Кубанского казачьего войска в эмиграции Вячеслав Науменко организовывал хранение реликвий Кубанского казачества с 1920 по 1944 годы в Сербии, в Белграде, где был построен военно-исторический музей казаков. Во время бомбардировок Белграда немцами в апреле 1941 года музей был частично разрушен и разграблен. После Второй мировой войны большинство святынь Науменко вывез в США, где они стали основой Кубанского войскового музея. Позже община эмигрантов-казаков купила поместье в городке Хоувелл, штат Нью-Джерси, и открыла духовный центр казачества в эмиграции, где сейчас выставлены на обозрение регалии. Но вместо подлинной грамоты там представлена прекрасная копия. Сама жалованная грамота на земли Кубани хранится в одном из американских банков как великая ценность и даже в наши дни по международным законам имеет юридическую силу.


Ольга КОСТРОМИНА

Геленджикская городская газета «Прибой»