03.02.2023 13:06
ПОЗЫВНОЙ «ДЕД»

После окончания трехмесячного контракта из зоны проведения специальной военной операции вместе с другими добровольцами Черноморского казачьего округа вернулся 66-летний председатель Совета стариков Новороссийского РКО Валентин Грачев. Свой очередной день рождения он отметил на передовой, за неделю до новогодних праздников.


А судьи кто?

                Валентин Федорович не любит громких слов, поэтому о своем желании поехать вместе с братьями-казаками на воюющий Донбасс объясняет без пафоса о необходимости отстаивать интересы России. Хотя эта причина, пожалуй, для него все-таки главная. Но был и еще один, не менее важный, повод.

                Весной прошлого года, менее чем через два месяца после начала СВО, отправились на передовую новороссийские казаки. Но через месяц несколько человек вернулось. Причин тому было множество: неподготовленность первых добровольцев, неумелое руководство вышестоящего начальства в зоне боевых действий, неверная информированность казаков… Но вернувшихся иные браты стали осуждать. Обратились к председателю Совета стариков: мол, ты, как старший, должен с ними «разобраться».

                - А какое я имею право судить людей, побывавших под пулями и артобстрелами, если сам там не был и этого не испытал? – задался справедливым вопросом Валентин Грачев и твердо решил лично пройти горнило войны.

                Когда осенью из казаков Кубанского войска формировался отряд БАРС-11, он тоже записался. Его отговаривали. Больше всех старался убедить не ехать атаман Новороссийского РКО казачий полковник Виктор Юрин, который, будучи всего на полтора года младше, во второй раз отправлялся на фронт. «Если тебе, Виктор Петрович, можно, то почему мне нельзя? – парировал Валентин Федорович. – Не поеду только в том случае, если меня забракует военкомат». Но медкомиссии для добровольцев не было, а военкомат пропустил пожилого казака. Так он и отправился в зону СВО.


Младший сын

                Он был младшим из пяти сыновей в своей семье. С малолетства больше полагался на старших братьев. Позже, во взрослой жизни, ему суждено будет и командовать, и быть старше всех по возрасту. И уже на него будут равняться, на него полагаться.

                Когда Валентину исполнилось четыре годика, семья перебралась из Кемеровской области в Краснодарский край, к родовым казачьим корням. Его дед, отец 9 детей, среди которых мама будущего председателя Совета стариков была младшей, в годы репрессий как казак вместе со всеми домочадцами был выслан на север Новосибирской области. Но семья выжила, в годы хрущевской оттепели дед первым вернулся на родную Кубань. Сюда стали съезжаться и его дети с семьями. Отец и мать Валентина Федоровича выбрали село Гайдук, пригород Новороссийска.

                Здесь он окончил школу, мечтая стать моряком загранплавания, как и большинство местных мальчишек. Но его призывают служить в ВМФ. Привозят в Североморск, собрали команду и объявили, что на два года отправляют учиться в школу мичманов в Северодвинск с последующей службой аж до выхода на пенсию. Если кто не хочет – три года срочной службы на ядерном полигоне архипелага Новая Земля. Делать нечего, согласились все. Так и стал Валентин Грачев моряком, но не торгового флота, а военного.

                Дедовщину в вверенных ему подразделениях никогда не приветствовал. Но спустя годы ему самому суждено стать «Дедом» - такой позывной был у него в зоне спецоперации.


Приказ есть приказ

                Кадровый военный, он знает, что приказы не обсуждаются. Поэтому когда его при назначении на должность в отряде БАРС-11 назначили командиром отделения взвода обеспечения, безропотно подчинился. Уже прибыв на место, он понял – что именно означает это назначение: его поставили главным на кухне, где он прослужит 45 дней.

                - У меня в подчинении еще двое поваров и двое кухонных рабочих, все мужчины, ведь женщин там в добровольческих частях нет. Конечно, все подчиненные намного моложе меня. Так и называли меня – «Дедом». Трехразовое питание готовили на 200 человек. Вставать каждый день приходилось в четыре утра, а ложился в восемь вечера, полностью измотанный. Готовили на полевой кухне, которую прежде мне доводилось только видеть на картинке. А здесь изучил все тонкости. Готовить тоже особо не умел, но тоже научился. Был у меня в подчинении опытный кулинар, молдаванин по национальности, он все объяснял. Например, мы по его совету недосаливали пищу, чтобы каждый мог сам посолить на свой вкус. Наладили взаимовыгодное, как говорится, сотрудничество с местными фермерами. Мы им отдавали остатки пищи и отходы для кормежки живности, а они взамен приносили кур, овощи, фрукты. Однажды принесли множество карасей, которых собрали в озере после попадания туда мины. Мы пожарили, всем бойцам досталось по две рыбешки.

                Готовили главным образом борщи, супы и щи. Каши – гречневую, перловую, рисовую – на гарнир к мясным блюдам. Макароны редко, потому что в прифронтовых условиях промыть их толком не удавалось, и при варке на большое количество едоков макароны зачастую слипались. Большинство добровольцев принимали пищу при кухне. Но, бывало, повара доставляли завтраки, обеды и ужины на все линии обороны, кроме передовой, где бойцы обеспечивались сухпайками. У командования отряда была своя кухня, с одним поваром.


Зов крови

                Когда в 1995 году с должности командира катера мичман Северного флота вышел в запас по выслуге лет, вернулся в родной город-герой. Работал в порту заведующим хозчастью клуба, был охранником в службе безопасности нефтетранспортного предприятия. В феврале 1997 года вступил в недавно образованное Восточное хуторское казачье общество Новороссийского РКО, возглавил дружину по охране общественного порядка.

Причем, в те времена казаки все делали без какого-либо материального вознаграждения. Ведь не зря казаков называют пассионариями, авангардом гражданского общества России. Заряженность на активную жизненную позицию сказывается в Валентине Грачеве всегда во всем. В 2001 году его избирают атаманом Восточного ХКО, в 2017 году будет казачьим судьей своего общества, еще через пару лет он станет председателем Совета стариков районного казачьего общества.  Удивительный факт: в 2004 году, завершая шестой десяток прожитого, он получит высшее юридическое образование, заочно окончив вуз. Пойдет работать в отдел по взаимодействию с правоохранительными органами городской администрации.

С первых дней открытия Новороссийского казачьего кадетского корпуса и до 2017 года Валентин Федорович работал взводным воспитателем, став единственным в истории учебного заведения воспитателем у пятиклассников. Поскольку корпус создавался вместо и на месте школы-интерната, обучавшиеся там мальчишки в основном и стали первым набором в кадеты, пятиклассники доучились под началом Валентина Грачева до самого выпуска. Он помнит всех своих 19 питомцев поименно и говорит о них с мягкой отеческой улыбкой:

- Многие стали военными. Один летчик, один пограничник, один разведчик, один окончил училище РВСН, два моряка, три десантника… Служат образцово, ни за кого не приходится краснеть. Настоящие казаки!


Жди меня, и я вернусь

                В этом году супружеская чета Грачевых отметит 45-летний юбилей совместной жизни, «сапфировую» свадьбу. Татьяна Николаевна, коренная кубанская казачка из Гулькевичского района, на всю жизнь стала единственной любовью Валентина Федоровича.

Они воспитали двоих дочерей, Юлию и Марину, которые подарили родителям двоих внуков и внучку. Сейчас старший внук после окончания судоводительского факультета Новороссийского государственного морского университета работает в Севастополе. Внучка учится в морском колледже. А младший только во второй класс пошел. Вся большая, крепкая и дружная семья ждала его с фронта, сжимая кулаки и моля Господа, чтобы все было хорошо, чтобы их муж, отец и дед вернулся живым и здоровым.

Живым и без ранений прошел испытание огнем Валентин Федорович. Вот только здоровье слегка подвело. Примерно через два месяца пребывания в зоне СВО почувствовал себя очень плохо, обратился в медсанчасть, где у него выявили довольно тяжелое простудное заболевание.

Положили сначала в Донецкий госпиталь, затем отправили в Ростов-на-Дону, а оттуда в Краснознаменск Волгоградской области. Получил после лечения шесть дней отпуска. Побывал дома и вернулся обратно под Донецк. За три недели его отсутствия на кухне уже была другая команда, поэтому «Дед» обратился к начальнику тыла, чтобы ему дали другую должность. Дослуживал по контракту в карауле, охраняя склады с боеприпасами, штаб и расположение отряда. Как говорится, через день на ремень.

- А дома я и прежде лишь помогал жене на кухне по мелочам, чистил картошку и тому подобное. Она знает, что теперь я многое могу сам приготовить, но желания такого у меня нет. Наготовился по горло!


Подскажет совесть

                Из зоны проведения СВО Валентин Федорович вернулся с твердым убеждением – никого из тех, кто проявил слабость характера на передовой, не осуждать. Даже несмотря на то, что сам там побывал и многое испытал на себе.

                - Встречались такие, кого пугали одни только рассказы о боях. Другой побывал на переднем крае и испытал прилеты снарядов и мин, свист пуль и тоже просит отправить его домой. А третий не только побывал на передовой, но и в атаку ходил, но проявлял мужество и не жаловался. Здесь уже пусть каждому подскажет его совесть. Хоть я находился не на линии соприкосновения, но и в район нашего расположения тоже прилетало от дальнобойной артиллерии. Однако нас хорошо защищали установки ПВО. Особенно хорошо было видно по ночам, когда я стоял в карауле, как наши ракетами сбивали вражеские дроны-разведчики. Нам запрещалось скапливаться, передвижение только бегом и по одиночке, без особой необходимости вообще не покидать свое места службы, работы.

                Работая на кухне, можно было бы набрать веса, но Валентин Федорович от постоянных стрессовых ситуаций, от тягот воинской службы, тем более для пожилого человека, сбросил около 20 кило веса, похудел. Когда он, седобородый, впервые после возвращения пришел на Совет атаманов Новороссийского РКО, его не все сразу узнали.


Гнетущая тишина

                - Привыкнуть к постоянным обстрелам, наверное, можно, - считает Валентин Федорович. - Но навряд ли кто-то не испытывает животного страха, когда кажется, что летит прямо в тебя. Я испытал такое дважды. Первый раз – когда нас везли к месту дислокации в крытых КамАЗах. Мы услышали нарастающий гул самолетов и пуск с них ракет прямо над нами. Под тентом не видишь, что там в небе творится, и страх – жуткий! Оказалось, что это наши штурмовики атаковали украинские позиции. Второй раз – когда я был в Донецке, мощная ракета разорвалась с обратной стороны жилой пятиэтажки, за которой мы стояли с водителем у металлического гаража-ракушки. От разрыва этот гараж почти на полметра подбросило от земли. Хотелось сквозь землю провалиться, зарыться по уши! Мы скорее тикать оттуда!..

                Признался Валентин Грачев, что свыкся с постоянной канонадой. Там больше пугала гнетущая тишина. И теперь, когда я вернулся домой в Новороссийск, мне непривычно, что так тихо. Тревожно тихо в мирном городе.


Евгений РОЖАНСКИЙ, Новороссийск.